Эстрада

«Я отвечала, что пойду и разобьюсь. И слышала — разбивайся». Трагедия Лены Мухиной

1 июня родилась Елена Мухина (1960-2006).

Гимнастика превратилась для этой девочки в проклятие задолго до трагедии, но ее тренер Михаил Клименко сказал, как отрезал: «Тебя оставят в покое только тогда, когда ты разобьешься на помосте».

И Лена на помосте разбилась.

Чисто психологически Мухина сложный случай, где безволие смешивалось с железной дисциплиной, а гениальность, способная завоевать весь мир, неумением отстоять собственные интересы.

За Леной изначально, с рождения, проглядывал незащищенный тыл. Мать сгорела при пожаре, устроенным пьяным отцом, после чего папа нашел новую семью, а дочку сплавил на бабушку. Возможно, от незащищенного тыла и берут истоки безоговорочного подчинения Лены тренерскому диктату.

В ЦСКА к Клименко она попала четырнадцатилетней. До этого Михаил тренировал только мужчин, главным его проектом был брат Виктор, которого он довел до золотой медали на Мюнхенской олимпиаде (1972).

Весь успех Виктора Клименко, однако, затмило триумфальное выступление на той же Олимпиаде Ольги Корбут, обозначившей, что пришло время женской экспериментальной гимнастики («Чем сильнее опохабишь тренера, тем выше поднимешь себя». Харассмент в отношении «Чуда с косичками»)

Клименко и Мухина
Клименко и Мухина

И вот Клименко решил взращивать свою Галатею. Дабы выделить ее из конкурентной среды напридумывал авторские штучки. Под дудку тренера Лена научилась творить чудеса с брусьями.

Главный трюк пары Мухина-Клименко заключался в усовершенствовании «Петли Корбут». К «петле» Клименко добавил винт. Сей элемент так и стал называться – «Петля Мухиной».

Огромным разочарованием явилось для тренера непопадание Мухиной на Олимпиаду в Монреале (1976).

Впрочем, уже в 1977 Мухина свое взяла, выиграв чемпионат Европы и кубок Мира в упражнениях на брусьях и бревне. Стоя на пьедестале она расплакалась.

И никто не догадывался, что это были отнюдь не слезы радости.

Мухина говорила:

«Когда я сойду с этого пьедестала, нужно все начинать сначала. Я хотела уйти, но понимала, что никто меня не отпустит. Поэтому во время гимна были слезы. Но не слезы радости, как могло показаться, а слезы разочарования».

Но что же, собственно, произошло?

Первую серьезную травму Лена получила в 1975, во время Спартакиады народов СССР. У гимнастки произошел отрыв остистых отростков шейных позвонков. Ее госпитализировали, но каждый вечер Клименко забирал подопечную в спортзал, снимал с нее ортопедический «ошейник» и… тренировка должна продолжаться.

Клименко настолько затерроризировал подопечную, что она боялась даже заикнуться о плохом самочувствии. Выбив большой палец руки так, что тот вышел из сустава, Мухина вправила его сама.

Поскольку о травмах она молчала, Клименко лишь увеличивал нагрузку, не давая спортсменке времени на восстановление. Как сказала сама Мухина: «Я приучила Клименко к тому, что могу тренироваться и выступать с любыми травмами…»

Тут уж недалеко до эмоционального выгорания.

Елена Вайцеховская вспоминала:

«Когда мы с Мухиной периодически встречались в зале, она выглядела заторможенной, часто плакала. Как-то сказала, что не успевает полностью перейти проспект перед спорткомплексом ЦСКА, пока горит зеленый свет, — не хватает сил. При этом ее произвольная программа практически на всех снарядах продолжала оставаться сложнейшей в мире».

Остается вопрос: почему при таком раскладе Лена не послала гимнастику к черту?

На него она отвечала так:

«Я несколько раз видела свое падение во сне. Видела, как меня выносят из зала. Понимала, что рано или поздно это действительно произойдет. Я чувствовала себя животным, которое гонят хлыстом по бесконечному коридору. Но снова и снова приходила в зал. Наверное, это судьба. А на судьбу не обижаются».

В 1979 Лена все же сломала ногу и о выступлении на чемпионате мира не могло быть и речи.

Приближалась Московская Олимпиада (1980).

Мухина (с по-прежнему больной ногой) принимать в ней участие не хотела, но Клименко нужно было олимпийское золото. Он придумал трюк, обещавший фурор, включив в программу Лены элемент мужской гимнастики – «Сальто Томаса». При этом сальто приземление происходит не на ноги, а в кувырок, головой вниз.

Снова послушаем Мухину:

«Это было кошмарное рабство. Могу я или не могу сделать — никого не волновало, речь о «хочу или не хочу» даже не шла. Кого это интересует? Было только одно — надо. Иди и делай. Я отвечала, что пойду и разобьюсь. И слышала — разбивайся».

В момент, когда сборная СССР отрабатывала последние штрихи выступлений на тренировочной базе в Минске, пришло известие, что Олимпийский комитет не хочет включать Мухину в основной состав. Клименко сорвался в Москву на переговоры.

То есть, 3 июля 1980 года его рядом с Леной не было.

Насчет событий того дня есть разночтения.

До этого «Сальто Томаса» Лена делала при страховке Клименко. Уезжая в Москву, он строго запретил ей самостоятельную работу с «Томасом» на помосте, только в поролоновую яму. Лена не послушалась.

По другой версии, ее заставили сделать прогон, показать всю программу с максимальной выкладкой.

Как бы там ни было, а результат один, — Лена врезалась в пол, сломав шею.

Методист по лечебной гимнастике Нина Лебедева говорила:

«У нее случился анатомический разрыв, а это – перелом шейных позвонков с повреждением спинного мозга. …Анатомический разрыв – это, повторюсь, не только повреждение позвоночного столба. При такой травме пострадавший обречен на неподвижность…»

Лене сделали операцию, и еще одну, и еще. Семь штук их было.

Бестолку… Двигательная активность сохранилась лишь у плечевого и локтевых суставов. Ценой постоянных упражнений Лене удалось научиться заново сидеть в кресле, держать ложку, писать. Да и спорткомитет делал для Мухиной всё: дал квартиру, оборудованную для человека с ограниченными возможностями; кровать с противолежневым матрацем; тренажер для занятий по системе Дикуля.

В 1982 сам Самаранч вручил Мухиной высшую награду МОК – орден за вклад в развитие мирового спорта.

Все это, конечно, мизерное утешение, но Мухина не выглядела отчаявшейся, считая адом прошлую жизнь, а не нынешнюю.

«Я мечтала о том, чтобы наступил момент, когда можно было бы полежать столько, сколько хочется, почитать и чтобы никто не доставал и не трогал. Желание осуществилось — я лежу, читаю, и меня никто не трогает»

С тренером
С тренером

Трагедия Мухиной положила конец травмоопасным экспериментам в гимнастике, а на Клименко посыпался вал упреков.

Лариса Латынина говорила:

«Все-таки эта травма на совести ее тренера Михаила Клименко. Он ее загонял. У Лены безумно болела нога, а он заставлял работать… Вскоре после Олимпиады в Москве, когда Мухину уложили и много-много раз оперировали, он со всей семьей уехал в Италию и прекрасно живет там по сей день со своими детьми».

На деле в Италию Клименко уехал только в 1989. Вернувшись в Москву, продолжил карьеру тренера в ЦСКА. Попытался добиться встречи с Мухиной. Та видеть его отказалась.

Скончалась Лена на исходе 2006 года от сердечной недостаточности.

Светлая память!

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Срок проверки reCAPTCHA истек. Перезагрузите страницу.

Проверьте также
Закрыть
Кнопка «Наверх»