Битва титановКиноСоветское кино

«Моя вина – Лесь». Почему с сына Леонида Быкова не желали снять диагноз психически нездорового?

11 апреля погиб Леонид Быков (1928-1979). Мы уже говорили об аварии, что унесла его жизнь (ПОЧЕМУ НЕ УДАЛОСЬ ПОСАДИТЬ УЧАСТНИКА АВАРИИ, В РЕЗУЛЬТАТЕ КОТОРОЙ ПОГИБ ЛЕОНИД БЫКОВ), но большинство знакомых актера сходится на том, что Быков и без вмешательства несчастного случая был не жилец. Человек перенес несколько инфарктов, потерял витальную силу, и только работа поддерживала его в тонусе.

Что же выматывало актера?

Бают о пристальном и недоброжелательном внимании к Быкову украинских властей, но, признаться, я не понимаю, — а с чем оно связано? Почему прикопались к режиссеру, который снимал смотрибельное кино с правильным государственным месседжем («В бой идут одни «старики»; «Аты-баты шли солдаты»). Что-то могло не нравиться на уровне сценария, могли мурыжить поправками, ну так это постоянная история, ни один режиссер не избежал производственных столкновений, которые являются меткой профессии.

Сам Быков незадолго до смерти написал нечто, позже сочтенное его завещанием. И вот там вырвалось: «Самое главное. Моя боль, моя совесть, моя вина – Лесь».

Лесь – это сын Леонида Быкова. История его полна догадок и умолчаний.

Обратимся к фактической стороне вопроса.

С женой, сыном и дочкой
С женой, сыном и дочкой

Жену одну и на всю жизнь Леонид Быков встретил в театральном училище. Тамара Кравченко актрисой не стала, выбрав роль жены. В новейшее время возник вопрос – насколько добровольно выбрала? В ряде источников мелькает информация, что у женщины было диагностировано психическое заболевание, которое с годами прогрессировало.

Обратим внимание на следующее — Быков всегда воспринимал семью своим тылом и тылом крепким, что вряд ли было возможно при психически больной жене.

Тамара родила двух детей: мальчика и девочку. В 1956 появился на свет Александр (Олесь), в 1958 – Марьяна.

Лесь Быков подобно отцу мечтал стать летчиком. Служил в десантных войсках. Попал в привилегированные десантники, благодаря вмешательству отца, хотя, как показали дальнейшие события, именно армии молодому человеку следовало избегать.

Что именно случилось с Лесем? Все истории сводятся к одной составляющей – неповиновение командованию, – отличается лишь антураж.

Говорят, командование части пригласило Леонида Быкова выступить. Он приехал, провел творческую встречу, а от застолья отказался, всех обидев. Говорят, что не приехал вообще, когда повторно позвали. После этого Лесь стал получать наряд за нарядом вне очереди. Кто-то докатился до прямого оскорбления отца. Сын влез в драку, его избили и, стремясь скрыть побои, отправили в психиатрическую больницу. После прохождения курса лечения комиссовали с отметкой в военном билете: «Ст.4. Гр.1 воинского расписания болезней». На свободе парень очутился с диагнозом – «шизофрения».

Здесь заметим, что проходя медкомиссию, Лесь был признан годным к воинской службе и о шизофрении никто не заикался.

Таким образом, на парне восемнадцати лет была поставлена поистине черная метка. С шизофренией он не мог никуда устроиться (отец взял Леся в свою киносъемочную группу, но это, сами понимаете, по блату, а по блату всю жизнь не проживешь, надо учиться и работать). Требовалось повторное освидетельствование для снятия диагноза, но гражданские врачи не хотели ссориться с Министерством обороны, несмотря на всю любовь к Леониду Быкову и его фильмам.

Марьяна Быкова говорит:

«Станислав Ростоцкий с Михаилом Ульяновым взялись папе помогать. Они хотели, чтобы Леся положили на обследование в госпиталь в Москве, где бы его освидетельствовала независимая комиссия. Когда были написаны нужные документы, и все подписано, Киев не выпустил Леся».

Простите, как не выпустил? Я просто не догоняю сам механизм. Не последние люди страны пробивают освидетельствование в столице, а Киев не выпускает? Да на каком основании? И еще – чего они так вцепились в этого Леся?

Попытаемся ответить хотя бы на последний вопрос. 

Судя по всему, дело осложнялось непростым характером самого Леся, который остро чувствовал несправедливость произошедшего. В силу возраста его бунт принял хулиганский характер. Эмилия Косничук рассказывала:

«Много страданий Быкову доставлял сын Лесь, ныне гражданин Канады. Сложный мальчик – да простит меня Леня, но об этом знают многие. Отец взял его к себе ассистентом на съемки «Аты-баты…» и поручил монтажеру Шуре за парнем приглядывать. Лесь такое вытворял – уму непостижимо. На ровном месте закатывал жуткие истерики, не выполнил ни одного поручения…»

Вскользь мелькает информация о краже вещей у иностранцев во время работы на киностудии, но это все меркнет перед следующим номером Леся.

Отец дал ему покататься свою «Волгу». Парень поехал на прогулку со случайными знакомыми. Ребята высадились у ювелирного магазина и ограбили его. Лесь в это время сидел в машине, считай, на стреме. Прохожие запомнили номер автомобиля, на котором скрылись злоумышленники. Всех посекли в тот же день. Лесю грозило несколько лет тюрьмы и здесь уже благом показалось лечь в психиатрическую больницу на год. Именно поэтому диагноз был не только не снят, а, так сказать, закреплен.

Быков же слег с очередным инфарктом.

Лесь Быков у памятника отца
Лесь Быков у памятника отца

После гибели отца Лесь Быков, подобно сыну Николая Крючкова (Почему сын Николая Крючкова ненавидел Родину, которую прославлял его отец?), поставил цель покинуть эту страну. А что ему оставалось делать? Диагноз так и не был снят. Лесь говорил:

«Я не просился в космос, я хотел работать обыкновенным шофером или обыкновенным грузчиком, чернорабочим на стройке или на лесоповале. Мне нужно было кормить семью».

Но и в выезде ему отказывали свыше десяти лет. В 1989 Лесь Быков вышел на индивидуальную демонстрацию, прогулявшись по центру Москвы с плакатом «Коммунисты, я не хочу с вами жить!». В 1991 нелегально пересек границу, переплыв Тису.

Так Лесь оказался в Венгрии. Страна приняла решение депортировать его обратно в Союз. Пришлось снова совершить побег, теперь уже в Австрию. Именно в Австрии независимая психиатрическая экспертиза, наконец-то, признала парня здоровым.

Политическое убежище Лесь получил в Канаде. Перевез туда жену с тремя детьми, работал строителем.

По сей день проживает там.

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Срок проверки reCAPTCHA истек. Перезагрузите страницу.

Кнопка «Наверх»