КиноСоветское кино

Как режиссер «Тайны железной двери» утратил успех и профессию

Главным поставщиком детского сказочного кино был в СССР режиссер киностудии Горького – Александр Роу.

Кроме него выделялся Птушко да ряд сказочников рангом пониже, среди которых числился Михаил Юзовский (1940-2016).

Вот о нем и поговорим.

Когда Мише еще не исполнилось и десяти лет, его отец, театральный критик Иосиф Юзовский, попал под грандиозный скандал. Иосифа обвинили в критике бездарнейших пьес Александра Сурова (ПЛАГИАТОР И ПОГРОМЩИК) и поставили во главе «группировки критиков-космополитов». Без малого на десять лет Юзовский был отлучен от творческой работы.

Только в 1957 снова начались какие-то публикации.

Но к этому моменту Юзовский-старший был непоправимо болен. За несколько лет он сгорел от рака.

Что касаемо сына, Михаил тоже прошел непростой путь от славы к холостому ходу.

Он еще учился во ВГИКе, когда ему доверили постановку блескучего новогоднего концерта «На два часа раньше». Пустили концерт в телеэфир 31 декабря 1966, как не сложно догадаться, за два часа до Нового года. Там появились Аркадий Райкин, Марсель Марсо, Фаина Раневская, и многие другие любимые народом артисты. Ставил этот «На два часа раньше» Юзовский вместе с Виталием Кольцовым.

"Полчаса на чудеса"
«Полчаса на чудеса»

Дипломная  работа Юзовского — новелла «Полчаса на чудеса» (1968), где режиссер выработал формулу успеха: сказочный, яркий сюжет; звездные актеры; эксцентрика; а, главное!, герой — современный советский мальчишка, завладевший волшебным гаджетом, который позволяет ему соприкоснуться со сказочной реальностью. Уже первый после титров кадр «Полчаса на чудеса» программировал дальнейшее развитие Юзовского — на экране возвышалось современное модерновое здание среди домишек прошлого века.

В наполненном выдумкой фильме, мальчик в исполнении Эвалдаса Миколюнаса, получал от клоуна Олега Попова волшебную кисть, исполняющую желания (Как не состоялась кинокарьера у клоуна Олега Попова). За ней охотились посланцы злого короля. Следовал ряд гэгов, игра с разноцветьем. Новеллу дебютанта пустили в прокат, объединив в альманах с короткометражкой Александры Ляпидевской «Снежная крепость».

Настоящий успех выпал первому полнометражному фильму Юзовского. Он взялся за экранизацию бестселлера Юрия Томина «Шел по городу волшебник». Фильм «Тайна железной двери» (1970) стал лидером детского проката. Юзовский попал в квинтэссенцию желаний советского ребенка, и на экране они сбывались. Благодаря волшебным спичкам, которые нашел школьник, милиционера забирали в милицию; мама покупала, что попросишь и не ругала за двойки; соперники по хоккею были обыграны; пятерки за невыученные уроки получены. По первой половине «Тайны железной двери» вообще можно изучать приметы советского быта, а по второй восторгаться футуристическими декорациями волшебной страны.

Казалось бы, Юзовскому открылись все дороги. Однако, за следующие 12 лет он сделал всего лишь картину о пионерском лете «Засекреченный город» (1974), а так снимал для «Ералаша». Мегаюсжет «Бабушка!» принадлежал как раз Юзовскому.

В 1982 Юзовский снова делает верный выбор, взяв для экранизации современную сказку Эдуарда Успенского «Вниз по волшебной реке». Сюжет о школьнике, попадающем в кроссовер, где рассекают баба Яга, Кощей, Кикимора, Соловей-разбойник завоевал кинотеатры. Помню премьеру этого фильма по ЦТ в рамках передачи «В гостях у сказки». В другом выпуске этой передачи, Успенский отвечал на письма телезрителей. Он явился в эфир в парике и заявил, что поседел после «этой передачи». Это было весело, непосредственно и уж лучше Успенскому всегда оставаться именно таким (ПОЧЕМУ ЧЕБУРАШКУ УСПЕНСКИЙ ДЕЛИЛ С ХУДОЖНИКОМ ЧЕРЕЗ СУД, А ГЕРОЕВ ПРОСТОКВАШИНО — НЕТ).

Музыку к фильмам Юзовского писал Владимир Дашкевич, а вот слова Юлий Ким. Именно с Кимом в качестве сценариста режиссер сделал следующие две картины.

В 1985 вышла «После дождичка в четверг…». Сюжет о трех царских сыновьях, вступающих в схватку с Кощеем Бессмертным, придумал еще Александр Островский, но до финала его не довел. Юлий Ким восхитился материалом классика и доделал. Пьеса пошла в театре имени Маяковского и была Юзовским экранизирована.

На этом этапе режиссер отказался от очень важного элемента в своем повествовании – героя-ребенка. Сотрудничество с поющим бардом Кимом привело к тому, что в фильмах Юзовского зазвучали песни к месту и не к месту, больше времени уделялось сатире.

Главным открытием «После дождичка в четверг…» стал осовремененный Кощей в исполнении Олега Табакова. В отличие от зловещего Кощея Александра Филиппенко в предыдущей работе, Кощей Табакова был эдакой балагур-хохотун в модерновом прикиде. Именно на съемках данной картины вспыхнул роман Табакова с исполнительницей главной женской роли Мариной Зудиной.

Больше всего Юзовского в этой сказке подвела техническая составляющая, — декорации да трюки, сделанные из говна да палок. После смерти Роу и Птушко советский кинематограф махом утратил секрет выделки на экране поражающих воображение чудес. Достаточно сравнить полет Руслана, цепляющегося за бороду Черномора (последний фильм Птушко) с пролетом героев Юзовского на паласе, долженствующим изображать волшебный ковер-самолет.

Но «После дождичка в четверг…» был еще ничего по сравнению со следующей лентой Юзовского «Раз, два – горе не беда!» (1988). Здесь он уже совсем бросил заигрывание с детской аудиторией. Произошла ориентация, ладно бы к семейному, но нет, к взрослому кино.

Юлий Ким быстро перелицевал свою пьесу времен брежневской разрядки о военном конфликте царя Ивана с заморским принцем Жан-Жаном. Получилось зрелище не без карнавала, но безнадежно опоздавшее к экрану. Чудовище Карабарас представляло собой груду неэстетичного металлического хлама. Олег Табаков в роли царя Ивана не шел ни в какое сравнение со своим же Кощеем. Молодые звезды Марина Яковлева, Елена Кондулайнен, Андрей Соколов смотрелись в насквозь пронафталиненном зрелище инородным телом.

С перестройкой первым делом гикнулось именно детское кино, о неблагополучии которого еще в первой половине 1980-ых не говорил только ленивый. Директора киностудии Горького Евгения Котова впрямую обвиняли в том, что он уничтожил добрые традиции сказок Роу, дав дорогу на экран приключенческим боевикам.

Котов не Котов, а с детским кино дела обстояли, действительно так себе. Если телевидение еще могло выдать боевик для школьных каникул в виде Электроника и Сыроежкина, Алисы Селезневой, Петрова и Васечкина, то кинематограф… Я как-то уже вспоминал, что была такая практика — «продленка», когда ты находился в школе до вечера. Вот в качестве повеселиться на продленке для класса был куплен абонемент в кино месяца на три. Раз в неделю, по средам, мы туда ходили. С тех пор ностальгические всхлипы я воспринимаю с поправкой, что средний уровень советского детского кино 1980-ых был ничтожен. Посмотрите фильмы «Егорка», «Утро без отметок», «Воробей на льду», «Солнце в кармане», «Карантин», «Живая радуга» (а это все продукция студии Горького). На таком сером фоне ярким пятном воспринималось даже какое-нибудь «Зловредное воскресенье».

Советское детское кино начало агонизировать еще до перестройки, а в новое время не старому еще Юзовскому удалось поставить всего одну сказку «Маша и звери» (1995), где он попытался вернуться к прежней формуле успеха — ребенок и волшебство.

Но время уже было другое.

Последние 20 лет жизни он не снимал.

Но «Тайну железной двери» у него никто не отнимет.

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Срок проверки reCAPTCHA истек. Перезагрузите страницу.

Кнопка «Наверх»